Творчество | Октябрьская магистраль

Меж Москвой и Ленинградом (Александр Городницкий)

Меж Москвой и Ленинградом
Над осенним жёлтым чадом
Провода летят в окне.
Меж Москвой и Ленинградом
Мой сосед, сидящий рядом,
Улыбается во сне.
Взлёт, падение и снова
Взлёт, паденье — и опять
Мне судьба велит сурово
Всё сначала начинать.

Меж Москвой и Ленинградом
Я смотрю спокойным взглядом
Вслед несущимся полям.
Все события и люди,
Всё, что было, всё, что будет,
Поделилось пополам.
Меж Москвой и Ленинградом
Шесть часов — тебе награда,
В кресло сядь и не дыши.
И снует игла экспресса,
Сшить стараясь ниткой рельса
Две разрозненных души.

Меж Москвой и Ленинградом
Тёплый дождь сменился градом,
Лист родился и опал.
Повторяют ту же пьесу
Под колёсами экспресса
Ксилофоны чёрных шпал.
Белит ветер снегопадом
Темь оконного стекла.
Меж Москвой и Ленинградом —
Вот и жизнь моя прошла…

 


 

 

Сорок третий (Михаил Матусовский)

Фугаски ложатся одна за другою,
Сирены рыдают навзрыд.
Горит Бологое, горит Бологое,
Как Ржев и как Лондон горит.
Как будто внезапная ночь наступила.
Сгущается сумрак в избе.
И пламя бежит по соседним стропилам,
И волосы рвет на себе.
И там, где мы запросто сгинуть могли бы,
Где целые села мертвы,
Присев на еще не остывшие глыбы,
Я поезда жду из Москвы.
Питомцы войны, мы и в правду умели
Здесь каждую малость ценить.
Мне б только полой обгорелой шинели
Тебя от огня заслонить.
От этого зданья, где срезало угол,
Не жди никакого добра.
Мы в вечной любви признаемся друг другу,
А нам бы дожить до утра.
Пылают мосты, выгибаясь дугою.
На Едрово путь перекрыт.
Горит Бологое, горит Бологое,
Которые сутки горит…

 


 

Ко дню железнодорожника (Александр Зорин)

Жизнь устелена рельсами,
Перекрещена шпалами.
За рассветами белыми,
За закатами алыми.
Перестуками мерными
Сердце бьется колесами.
Изгибается рельсами,
Да крутыми откосами.

То «Стрелою» до Питера
Пролетим ярко красною
То «Сапсаном» стремительным –
Птицей хищной, опасною.
Промелькнут полустаночки,
Переезды, вокзальчики…
На железной подставочке
Чай в граненом стаканчике…

От Москвы и до Крюково
От Твери и до Питера
Все пути перепутаны
Да железными нитями.
По железке Октябрьской
Снова мчимся без продуху
Тормознуть в Бологое хоть
Да глотнуть грудью воздуха…

Светофоры далекие
По ночи светят ласково.
Изумрудно-зеленые,
Да рубиново-красные.
Под рубахами синими
Чай душа не в заложниках!
За дороги Российские!
За железнодорожников!

 


 

На платформе Тверца (Юрий Максимов)

Стоял я на платформе ТвЕрца
И электричку ждал на Тверь,
Но мне подсказывало сердце:
«Ты расписанию не верь».

Деревья в ряд стояли важно,
В немом почтеньи к полотну,
Как вдруг «Сапсан» с гудком протяжным
Ворвался в эту тишину.

Не зря пустили тут «Сапсаны»
Для питерцев и москвичей,
Но приготовили капканы
Для небогатых тверичей.

Допустим, есть у вас участок –
Прекрасно, что ни говори!
Но электрички здесь нечасты.
И как добраться до Твери?

Вот ты заходишь на платформу –
И не понять тебе, профан,
Что расписанье для проформы,
А сам попался ты в капкан.

Тебе отсюда не уехать
Ни в Тверь, ни в Вышний Волочёк,
Тут разве что лесное эхо
Тебе ответит: «Дурачок!

Ты ехал бы в Москву иль в Питер,
Там много интересных тем.
Но раз ты здесь решился выйти,
То здесь и сгинешь насовсем».

Идти к Твери пешком, по шпалам?
Железный путь тут прям и прост,
Но шансов чрезвычайно мало
Преодолеть ближайший мост.

Пусть у тебя урчит в желудке
И разыгрался аппетит,
Но у моста охранник в будке
В прицел оптический глядит.

Пускай я спутал ударенье:
Река не ТвЕрца, а ТверцА,
Но сочинил стихотворенье
И был в нём честным до конца.


 

 

Редколлегия группы Ленинградское направление ВК об остановочных пунктах и станциях

Чуприяновка

Рельсы, шпалы, светофоры, пролетает поезд скорый.
В Чуприяновке не врут — здесь в опасности живут!
Ждать у переезда скорой и пожарным ехать долго
Вот Сапсаны у платформы всем мешают жить спокойно

И резиновый настил со звенящим светофором
Люди все проходят мимо, не глядя на рельсы взором
Но случилось, вот несчастье — «птица» резво пролетела
Размозжив об автосцепку, раскатала чьё-то тело

И воскликнули крестьяне: «НЕ ХОТИМ МЫ НА ПОГОСТ!!!
Лень на рельсы нам смотреть, лучше вы постройте мост!
В РЖД все супостаты, вам за что дают зарплату?
А экспресс нам не дают! Им же суки и собьют! »

Белозёров в тот же миг высоченный мост воздвиг!
Мост красивый загляденье, но крестьянам на мученье…
Ведь ступенек в нём не счесть,
Быстрей так с платформы слезть…

«Птица» резвая летела, громко издали гудела.
Руки, ноги, голова… Вот такие вот дела.

 


 

 

Путепроводная

Там где Московская область Тверскою становится,
Вместо границы течёт река Дойбица,
Рядом Завидово и Головково,
Леса, СНТ и деревня Концово…
Но не было, видно, названия годного —
Назвали платформу «Путепроводная».

 


 

 

Конаковский Мох

Они зовут нас в «Большое Завидово» на праздник, который раз в год
В другое же время мы прибываем на станцию Конаковский Мох
Вас встретят цыгане, местные дачники и в бывшем вокзале ларёк
И, если случилось что, деньги в кармане, не знаешь, что ждёт наперёд

 


 

 

Донховка

Там где зеленый лес стоит,
Речушка мелкая бежит.
И там в глуши есть остановка
по имени реки — Донховка.

Речушка рядом с остановкой
Неместным кажется Донховкой,
Но это мелкий ручеёк,
С названием «Река Сучок».

 


 

 

Конаково (не введённый в эксплуатацию остановочный пункт на Конаковской ветке)

Среди леса и болот
Стройка мощная идёт,
Эшелоны с грузом прут
И турбины в ГРЭС везут.

Тут, подняв стакан граненый,
Говорит правком Семёнов:
«Матерьялов у нас много
Что б построить нам такого?»

Город новый и растёт!
До ж/д путей дойдёт!
Чтоб удобнее народу
Мы построим им платформу.

Осушивши свой стакан,
Тыкнул в карту и сказал
«Строим здесь и не еб*т!
Для отчёта, так сойдёт.»

Вот проходит месяц, год,
А народ всё не идёт
Поезда проходят мимо,
Уходя в закат красиво.

Так осталась одинока,
И не Мох и не Донховка
Среди леса молодого
Остановка «Конаково».

 


 

 

Конаково ГРЭС

Тут срывают стоп-краны, ж/д пути не кодируемые
Машинисты получают огромный стресс
Ведя свой состав, сквозь дебри дивные
До станции Конаково ГРЭС

 


 

 

Решетниково

Решетниково — край земли
Московской, дальше ты в Твери.
И выше на проезд тариф.
Тверская щедрость — это миф.

 


 

 

Ямуга

На Ямуге одна беда:
Сквозь лес не видно ни хрена.
Деревья лишь кругом растут,
Но сколько дачников здесь вдруг!

 


 

 

Стреглово

Пройдешься по округе взглядом:
В Стреглово словно джунгли рядом,
Здесь борщевик растет в три метра,
Не стоит здесь ходить «до ветру».

 


 

 

Сенеж

Была «Лесное», стала «Сенеж»,
И там, где сядешь, там и слезешь.
Коль километров пять пройдёшь,
То озерцо ты всё ж найдёшь.

 


 

 

Поварово-I

Только разгон — и вновь тормозим,
Снова мы «Cапсан» пропускаем…
Ну, ничего, мы постоим,
Ведь тут — Поварово-I.

 


 

 

Крюково

Всё им не так, всё им не тут.
Небыдло ж в Крюково живут!
Давай метро, ведь мы — Москва!
Утритесь «Ластой», господа!

 

«Даёшь метро в Зеленоград!» —
Просил давно электорат.
В ответ ему пришло одно:
«Вот вам «наземное» метро!»

Просили сделать чёткий такт,
Чтоб знать, когда придёт состав.
Но вместо этого назло
В межпик огромное «окно».

Просили цену за проезд,
А не за фирменный экспресс!
Сидячих мест, чтобы хватало,
А не влезать куда попало.

«Ну, сделайте хоть побыстрей,
Ласты плетутся, хоть убей!
И остальные замедлять
Мы не просили, вашу ж мать!»

Мы — Крюково, мы же — Столица.
Бьёт в грудь себя девица.
Пускай метро нам только снится,
Готовы в «Ласточке» тесниться.

А как закроют переход,
Чтоб небесплатно пёр народ,
Готовы жалобы писать,
Префекту ль, Мэру — наплевать.

 


 

 

Малино

Лишь ветер гулял по платформе пустынной,
Дождик с утра моросит,
В металлической будке, со стеклянным окошком
Кассир скучает сидит.

Ведь нет пассажиров, лишь дворник Фархат
Сметает в кучу листву,
За весь день, одна лишь старушка:
— «Внучка, мне льготный в Москву»

На Новорязанской в офисе главном
Сидит усатый мужик с ППК
-«Ну нет пассажиров, нету билетов!»
-«Закроем кассу пока!»

И только закрыли ту самую будку,
Повесив огромный замок!
Как всё поменялось! Вы не поверите!
Попёр пассажиропоток!!!

Каждое утро из Малино едет
По нескольку тыщ человек!
Ревизор злобно спросит, вагон ему хором
-«Нам с Малино дайте билет!!!»

ППК не внимает — откуда?
Не было! И на тебе бл…ть!
Быстрее кассиров пошлите туда!
Кассу откроем опять!

Сняли замок, пыль протёрли,
Включили МКТК и ПК!!!
Вот-вот, подойдут пассажиры.
Заряжай чековую ленту пока!!!

Лишь ветер гулял по платформе пустынной,
Дождик с утра моросил,
В металлической будке, со стеклянным окошком
Кассир сидел и грустил…

 


 

 

Сходня

Ипотечный бум, строительство
Изменяют место жительства.
Весь в кредитах и долгах
На работу впопыхах.
Теперь плачь, а хочешь сдохни,
Снова ехать тебе в Сходню.

 


 

 

НАТИ

Среди деревьев и заборов стояла тихая платформа
И были там лишь гаражи, в кустах бухали алкаши
Но вот сказал Собянин строго: «Кольцо центральное хочу!!!
В метро народу очень много… Ну, я серьёзно! Не шучу! »

Пригнали технику, к платформе, менты прогнали алкашей
Пилив деревья, все оглохли хоть оставайся без ушей!
Жильцы соседних многоэтажек орали в единый глас
«Здесь жить нельзя»!!! Иначе и не скажешь, вы хоть подумайте о нас».

Но всё забылось, всё нормально. Теперь тут мощный ТПУ.
И всем насрать что было раньше, это не нужно никому.
Вот так и стала популярна, её нам лучше не найти
Для пересадок на МЦК платформа с именем НАТИ!

 


 

 

Ленинградский вокзал (Москва-Пассажирская)

Светит огнями, просторный зал! Это друзья Ленинградский вокзал.
Поезд скорость здесь сбавляет, медленно в тупик вползает.
Вышел на перрон вокзала, глядь по сторонам:
Как средь огромного базара, ларьки стоят и тут, и там.

Говорит нам: «Покупай! Тапки, джинсы из Китай!»
Смуглый продавец задорно: «В мой ларёк кассеты с порно,
Игры, Денди, DVD,
Ты почаще заходи!»

Но проходят те года, новая пришла волна!
Мэр велит: «Мать их ети! Все ларьки к ху…м снести!»
И добавил: «Вы идите, вокзал в порядок приведите.
И чтоб доволен был народ – сделайте уже ремонт!»

Надо делать, ну а хули? Перекроем вестибюли,
Турникеты, переход, пусть толкается народ.
Но, товарищ Белозёров, написал письмо сурово:
«Где бл..ть деньги, я не понял? Про доходы вам напомнить?
Вы забыли? Вам писец! Целый миллион за месяц,
Приносил предмет такой, как ларёк с шаурмой».

Всё начальство на измене, загудели, зашипели.
И давай быстрей опять Ленинградский «заселять»
Волю выполним покорно, спрячем рынок под платформой.
Шаурмой наполним зал, будет прибыльным вокзал!